Music connect businessmen

sar
Бизнес и культура — возможно ли гармоничное сочетание столь разных сфер в одном человеке? Казалось бы, невозможно быть жестким в бизнесе и одноврменно любить мелодичную музыку. Эти предположения разбиваются вдребезги, когда встречаешь Сергея Осипова. Он — президент инвестиционного банка КБК (Москва) и успешный музыкант, выступающий на сцене более 20 лет (сейчас — организатор и участник музыкальной группы «Rock-Machine»). Он приехал в Саратов открывать филиал банка и дать для друзей небольшой концерт. Нам удалось взять у него интервью.

— Как сложилось, что вы одновременно занимаетесь бизнесом и играете в рок-группе?

Сергей Осипов

Сергей Осипов

— Я изначально получил музыкальное образование: с четырёх лет музыкальная школа, затем музучилище. Сначала учился на фортепиано, потом переквалифицировался на гитариста (эстрадно-джазовая гитара), а потом запел. Мой хороший друг, дирижер, заслуженный артист России Марио Бустилло говорит, что человек рождён для того, чтобы петь.

Музыка занимала очень большое место в моей жизни. Иногда приходилось играть по восемь часов в день, чтобы повысить профессиональный уровень. С Брянским Академическим хором, например, мы объездили почти всю Европу. У коллектива 33 международные премии, 27 — с моим скромным участием. Это конкурсы, фестивали, коммерческие выступления, концерты в разных странах: Испании, Италии, Германии, Ирландии, Швейцарии. В поездках мы получали неоценимый опыт общения с музыкантами разных стран. Банк в моей жизни появился достаточно внезапно. Вокалист нашей рок-группы устроился туда на работу. Однажды показывает большую пачку денег и говорит: «Ребят, я получил отпускные. На репетиции ходить не буду, уезжаю на месяц отдыхать с женой». Я подумал: а почему бы и мне не попробовать себя в этом бизнесе. Когда он вернулся из отпуска, выяснилось, что мы работаем в двух соседних отделах. Это было лет 15 назад. Оказалось, в банке по моему направлению работать очень интересно, в том числе с творческой точки зрения.

— Но, несмотря на работу в банке, Вы не бросили музыку. Что из двух занятий Вам приносит большее удовольствие?

— Сейчас, конечно, большая часть времени уходит именно на работу в банке. Но с группой мы обязательно репетируем раз в неделю, обычно вечером с 9 до 12, «выпускаем пар» и получаем от этого колоссальное удовольствие целых три часа. Также большое удовольствие мне приносит процесс создания песен. Приятное волнение мы испытываем, когда жюри на конкурсе объявляет: «первую премию занял…» и называют твою группу. А один раз мне вручали премию как лучшему рок-гитаристу на фестивале с участием 54 групп — это было незабываемо! С другой стороны, большое удовольствие испытываешь, когда принимаешь участие в запуске какого-либо бизнеса. Ночами не спишь, думаешь, какие шаги предпринять, где дать рекламу. И когда всё это начинает успешно работать, видишь плоды своих усилий, получаешь огромное удовольствия.

— А вы пытались сочинять песни о российской экономике?

— Нет, все песни, как правило, о любви, человеческих чувствах и переживаниях.

— Что вас вдохновляет на сочинение текстов?

— У меня есть такая черта: идеи рождаются и лучше всего получается писать какой-то материал, когда срочно нужно делать что-то немузыкальное. Например, если утром экзамен по «сопромату», надо ночь к нему готовиться, и именно в этот момент наступал творческий подъем. Когда выходной день, всё спокойно, такого подъема нет. Почему-то так.

— Вы неоднократно ездили на международные фестивали и конкурсы в другие страны. Наши фестивали приближаются к европейскому уровню по организации, по качеству музыки?

— По организации, конечно, нет. По уровню коллективов, которые представлены, да. Я всегда гордился, что у нас в России такой высокий уровень музыкальной культуры. Например, саратовская консерватория широко известна не только у нас в нашей стране. Если музыкант из России и он учился в консерватории, это сразу некий «козырной туз». Всем заранее известно, что у него заведомо высокий уровень.

— Какой музыкальный стиль вам более близок?

— Я играл пару лет в джазовом оркестре, 15 лет пел в академическом хоре, были и джазовые, и рок-группы. Нельзя сказать, что мне нравится что-то одно. Потому что музыка — она удивительна. Сейчас в «Rock-Machine» мы играем блюз-рок. В основе стиля блюз-рок лежит музыка, основанная на старых негритянских течениях. В группе собрались музыканты-профессионалы из коллективов: барабанщик из «Лесоповала», клавишник работает с Игорем Крутым, бас-гитарист долгое время работал в Америке, гитарист несколько лет жил в Греции, изучал там греческую музыку, потом поехал играть в Бахрейн, после возвращения на родину работал в разных коллективах, например у Александра Барыкина.

— В Вашей музыке есть и греческие мотивы?

— Да, мы используем некоторые гаммы и элементы ритмики в нашей музыке. Я два года назад был в Греции как турист. И там случайно столкнулся с музыкой в исполнении народников-музыкантов. Из греческой музыки выходят многие: венгерская, украинская, еврейская. Я бы сказал, что греческая музыкальная основа является, возможно, колыбелью всей музыкальной культуры Европы. А если изучить древние источники, то эта культура пришла в Элладу еще из Древнего Египта. Не любой европейский, русский музыкант сможет приехать в Грецию и сразу суметь исполнять греческую музыку. Это очень непросто: их ритмика, сложные размеры, альтерированные гаммы. А греки впитывают это с молоком матери.

— Сколько у Вас сейчас альбомов?

— С этой группой записываем второй, а в целом я принимал участие в записи более 20 альбомов. В первом альбоме Rock-Machine 2010 года мы переиграли свое видение американской блюз-роковой музыки, поэтому назвали его «Apollo-Soyuz», в честь известного российско-американского космического полета. Во втором альбоме будет заметно добавление элементов арт-рока, мы решили, по-возможности, отойти от общепринятых стандартов.

— Вам близки мелодичные вещи?

— Да, я считаю, что в основе композиции должна быть яркая мелодия. К примеру, после органных концертов И. С. Баха, простые люди, направляясь домой, напевали его мелодии. Так же и после концертов Deep Purple выходящая из зала толпа народу то здесь, то там поет Smoke on the water. В основе большинства известных тем лежит мелодия, как правило, народная. Еще Глинка говорил, что музыку пишет народ, а мы ее только аранжируем.

— Вы встречали бизнесменов, также увлеченных музыкой?

— В бизнес-кругах я встречал очень много людей, которые — или поклонники хорошей музыки, или сами играли и продолжают играть на инструментах или петь. Жаль, что многих из них затягивает рутина деловых будней, но у большинства дома припрятан Fender Stratocaster, хорошие клавиши или хотя бы просто рабочий барабан. Когда общаешься с человеком по темам, связанным с финансами, иногда в разговоре всплывает музыкальная тематика и очень приятно видеть, как человек преображается: глаза его начинают блестеть, плечи распрямляются, появляется улыбка. Музыка — это дар, данный нам свыше, она делает людей лучше и светлее.

— Почему Вы решили развивать бизнес в Саратове?

— Я уже четвёртый раз в этом замечательном городе и планирую приезжать еще. Конечно, имея такой обширный круг партнеров по бизнесу и потенциальных клиентов, мы обязательно откроем в Саратове наш филиал. Кроме того, ваша группа Метро пригласила нашу Rock-Machine выступить в ноябре на их 10-летнем юбилее, а также дать пару сольных концертов. Мне очень нравится Саратов своим внутренним духом, настроем, выгодно отличаясь от других городов благодаря Волге, сохранившейся архитектуре, открытости людей, с которыми я общался. По сравнению с городами, которые пострадали после войны, здесь сохранилось намного больше старинных зданий. За счёт этого сохраняется свой стиль города, а это надо ценить и беречь.